Русская литература: Русская литература Краткий пересказ Школьные сочинения 
Література: Українська класика Стислі перекази української літератури Шкільні твори 



translit кириллица
Тексты: показывать полностью разбивать на страницы по 5 тыс. знаков

"Михаэль Крамер". Последняя драма Гергарта Гауптмана (Гауптман Г.)

Критика
 


                              Герхарт Гауптман

                      Из немецкой драматической сказки
                            "Потонувший колокол"

----------------------------------------------------------------------------
     Бальмонт  К. Д. Золотая россыпь: Избр. переводы / Сост. и вступ. ст. А.
Романенко.
     М., "Советская Россия", 1990.
     OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru
----------------------------------------------------------------------------

                           МОНОЛОГИ РАУТЕНДЕЛЕЙН

                              Из 2-го действия

                        Искры, вспыхните во мгле,
                        жизнь, зажгись в немой золе.
                        Задрожи, огонь и дым,
                        под дыханием живым.
                        Красный ветер, вырвись прочь,
                        я - языческая дочь,
                        заодно с тобой.
                        Зуррэ, зуррэ, пой!
                        
                        Ты, котел мой, шевелись,
                        вправо, влево, вверх и вниз!
                        Ты, покрышка, тяжела,
                        будь горячей, как была!
                        Суп, кипи, шуми, варись,
                        весь до капли вскипятись,
                        поднимись волной.
                        Зуррэ, зуррэ, пой!
                        
                        Стебли нежных майских трав,
                        с луга свежего сорвав,
                        я бросаю в теплоту,
                        слейтесь все в одну мечту!
                        Тот, кто выпьет эту смесь"
                        сильный, свежий будет весь,
                        будет молодой!
                        Зуррэ, зуррэ, пой!

                  Теперь мне нужно репы натереть
                  и принести воды. - Так. - Пусто в кадке.
                  Но прежде надо растворить окно.
                  Как хорошо! А завтра будет ветер.
                  Громада-туча, как большая рыба,
                  далеко протянулась сверху гор,
                  назавтра разорвется, и оттуда
                  со свистом сонмы духов сумасшедших
                  низринутся через сосновый лес
                  и сквозь ущелье, вниз, в долину к людям.
                  Ку-ку! Ку-ку! кукушка раскричалась,
                  и ласточки ширяют и скользят
                  по воздуху, в котором день сверкает.
                  Скорее нужно репы натереть мне
                  да принести воды. Ведь я теперь
                  служанка, у меня работы много.
                  Ты помогай мне, не ленись, огонь!
                  . . . . . . . . . . . . . . . . . .
                  
                        Спи, художник, сном глухим,
                        вновь проснись и будь моим.
                        Спи, а сила тайных чар
                        в сердце вспыхнет как пожар.
                  
                  Мраком заклятый, запрятанный клад
                  просится к свету, и камни горят.
                  Воют собаки сокрытых огней,
                  воют, не могут сорваться с цепей.
                  Рабство не вечно, растоплен кристалл,
                  нами владеет, кто волю нам дал.
                        Раз, два, три; и дух твой нов,
                        в новом - волен от оков.


                              Из 5-го действия

                    Куда же?.. куда же?.. Как праздник блистал;
                    И гномы, шурша, пробежали сквозь зал
                    и чашу мне дали, и вижу - она
                    вся кровью наполнена вместо вина:
                    я чашу должна была выпить.
                    
                    И только я выпила это питье,
                    так больно забилося сердце мое,
                    и чья-то рука его жестко взяла,
                    и больно так сердце мое обожгла.
                    Мне нужно, чтоб в сердце был холод!
                    
                    Корона лежала на брачном столе,
                    кораллы мерцали в серебряной мгле,
                    надета корона, горит надо мной,
                    и вот я невеста, и ждет Водяной.
                    Мне нужен для сердца был холод!
                    
                    Достались на свадьбе три яблока мне,
                    одно все мертвело в своей белизне,
                    другое, как золото, рдело,
                    а третье кровавым огнем обожгло,
                    а третье, как красная роза, цвело,
                    и я их сберечь не хотела.
                    Я первое съела - и вот я бледна,
                    второе - богатством навек стеснена,
                    и красное - красное съела.
                    Бледна и румяна, нежна и бела
                    сидела невеста - и мертвой была.
                    Скорей, Водяной, отвори:
                    я с мертвой невестой, бери.
                    Средь рыб серебристых, и змей, и камней,
                    в глубокое, в темное, в холод, скорей...
                    О сердце, сожженное сердце!
                    . . . . . . . . . . . . . . . . . .
                    Месяц сиянье холодное льет,
                    в мыслях мой милый, мой прежний встает.
                    Звенят колокольчики в поле.
                    О чем колокольчики в поле звенят?
                    О чем колокольчики мне говорят?
                    О счастьи? О боли?
                    Счастье и боль в них звучат заодно.
                    Время идти на глубокое дно,
                    туда, где подводные травы растут,
                    вниз, в глубину!
                    Долго я, долго я медлила тут.
                    Время прошло... Вниз, в глубину!
.
Стр. 1


Вверх