Русская литература: Русская литература 
Література: Українська класика 



translit кириллица
Тексты: показывать полностью разбивать на страницы по 5 тыс. знаков

Выше свободы (Меньшиков М.О.)

Публицистика

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 следующая > конец >>


М.О. Меньшиков

Выше свободы

  
   Оригинал здесь -- http://delaemsayt.ru/oldsayte/mom/indexm.html
  
   Кончина века
   Анархия и цинизм
   В деревне
   Вторая душа
   Выше свободы
   Дружина храбрых
   За полстолетия
   Завет Петра
   Корабль на мели
   Красные иезуиты
   Лев Толстой, Менделеев, Верещагин
   Нравственный ценз
   Нужда великая
   Что такое демократия
   Завоевание России
   О любви к Отечеству и народной гордости
   О неутолённой правде
   Осада власти
   Первая забота
   Поход на богатство
   Ценз помазания
   Разговор о свободе
   Голос церкви
   Две России
   Завет святой Ольги
   Завещание отца Иоанна
   Лев и Серафим
   Ольгин день
   Памяти святого пастыря
   Памятник святой Ольге
   Сила веры
   Das Ewigweibliche
   Борьба миров
   Два пророка
   Драма Гоголя
   Жива Россия
   Знание и понимание
   О гробе и колыбели
   Памяти А.С. Суворина
   Памяти великого гражданина
   Среди декадентов
   Талант и стойкость
  

Кончина века

  

I

  
   Еще немного дней (декабрь 1900 г.) и канет в вечность великое столетие, к которому мы, живущие, принадлежим. Наконец, вот он, таинственный XX век, неведомый, загадочный и, во всяком случае, еще чужой нам, надвигающийся как бледное привидение с закрытыми глазами. Старый, родной нам век, известный, как все родное, до мелочей, он отходит, и жаль его. Каков он ни был, -- он был нашим временем, нашей молодостью, и все заветное, волшебное, чем когда-то расцвел перед нами мир -- связано с XIX веком. Жаль его, как колыбель, как родину, как уходящую жизнь...
   Не будем неблагодарны. Это был великий век, и в ряду веков будет сверкать великолепием несказанным. Пусть каждое столетие полно своеобразной жизни, пусть полны поэзии времена переселения народов, героической борьбы за обладание землей. Пусть особенной, навсегда пленительною сказкой кажутся века рыцарей и готических соборов, века бурного Возрождения, эпоха великих морских странствований, открытий новых миров нашей планеты. Пусть полны своеобразного очарования тонкие и нежные культуры западных монархий, с расцветом искусств и литератур. Человечество -- существо благородное, и каждый раз как оно, возмущенное, принимает определенный уклад, оно снова и снова обнаруживает красоту великих стихий -- океана, гор, девственного леса. Издалека все века прекрасны, -- но и наш, XIX век не уступит ни одному из них ни в роскоши, ни красоте жизни. Он к нам слишком близок, и потому мы его не видим; как от гигантского здания, от него нужно отойти, и отойти далеко, чтобы выяснился благородный силуэт его. Для наших внуков XIX век будет казаться грандиозным, несравненно более поразительным, нежели для нас. Даль времени покроет голубою дымкой отдельные шероховатости и свяжет линии явлений в романтическую картину. Все, что нам кажется теперь обыденным, -- наших правнуков будет пленять поэзией -- даже эти неуклюжие поезда в облаках пара, даже эти мертвенные фабричные трубы. Они нас давят своею несоразмерностью; внуки увидят в них стиль и будут сохранять их, как мы -- развалины замков. Дайте вокзалам сделаться деревянными, и человек будет рассматривать их с благоговейным удивлением. Нам кажутся романтичными кривые, узкие улицы средневековых городов с выступами и высокими черепичными крышами. Но такими же странными и своеобразно прекрасными покажутся некогда прямолинейные, широкие пространства, обрамленные огромными слившимися друг с другом дворцами. Наше потомство увидит век наш красивее, изящнее, величественнее, чем он нам кажется, -- ужасы его забудутся, а вспоминать будут -- как и мы о средних веках -- лишь красоту и энергию нашего столетия.
  

II

  
   Если потомство не разучится читать и обратится к цифрам, оно будет поражено чрезвычайным, похожим на извержение прогрессом европейских рас в XIX веке. Точно где-то, в тайниках природы, невидимая рука открыла шлюз, и Европа была затоплена своею энергией, выступившей из берегов. Нет сомнения, что истекающий век был самым работоспособным в истории, и никогда в столь короткий срок не было обнаружено столько влеченья к знанию, столько страстной жадности, столько гения, расцветшего пышно по всему великому дереву белой расы.
Стр. 1

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 следующая > конец >>



Вверх