Русская литература: Русская литература 
Література: Українська класика 



translit кириллица
Тексты: показывать полностью разбивать на страницы по 5 тыс. знаков

Первая тревога (Немирович-Данченко В.И.)

Проза

1 2 3 4 следующая > конец >>


   Василий Иванович Немирович-Данченко

Первая тревога

   В горных аулах, под облаками, кипела зловещая суета... Дольше по ночам горели огни в саклях, снизу над площадями джамаатов видны были багровые зарева костров. На отдалённых вершинах вспыхивали шесты, обёрнутые соломою, -- верный признак тревоги, охватывавшей аулы. У Кнауса была зрительная трубка. Следя в неё за загадочным сумраком ущелий, он замечал часто большие партии пеших горцев, вооружённых до зубов, спускавшиеся с гор и уходившие куда-то. Никто из них не возвращался назад. Очевидно, где-то, в каком-нибудь таинственном горном узле, -- назначен был сборный пункт для всех абреков и мюридов из этих орлиных гнёзд... В первый же базарный день на крепостной площади наши напрасно ждали лезгин с баранами, просом, сукном и оружием. Никто из них не приехал, и только один "лак", привёз разную дрянь на продажу... Но и этот смотрел как-то испуганно, торопился уехать, точно боялся, что его задержат в стенах Самурского укрепления. Выбравшись за ворота, он с полверсты подвигался вперёд медленно и спокойно, но потом вдруг дал нагайку лошади и вихрем понёсся вперёд, точно ожидая, что русские опомнятся и задержат его. Раз ночью какой-то елисуец стал кричать издали. Подойти ближе он не мог: его бы разорвали собаки... К нему вышли, взяли в крепость. Он потребовал, чтобы его привели к коменданту. Брызгалов ещё не ложился, -- нужно было многое обдумать, ко многому подготовиться...
   -- Чего тебе?..
   -- Я сын Курбан-Аги Елисуйского... друга русских...
   -- Знаю, знаю... У твоего отца верное, преданное сердце. Как он только тебя отпустил, такого мальчика?
   -- Он сам пошёл в горы, узнать, что там готовится, а мне велел предупредить вас... Горцы подымаются. У Хатхуа уже более шести тысяч всадников и пеших.
   -- Давно ли твой отец в горах?
   -- Пять дней. Ушёл туда и ещё не возвращался.
   -- Хатхуа -- личный враг его?
   -- Да, -- и молодой елисуец сверкнул глазами. -- Между нами -- кровь. Теперь у Хатхуа ещё больше народа. Салтинцы все вышли, карадахцы тоже. За эти пять дней, как лавина, вырос его отряд.
   -- Господь поможет, -- справимся. Не в первый раз с оборванцами встречаться.
   -- Хатхуа храбрый джигит.
   -- Знаю... Нового ты мне ничего не сказал, Амед. Хочешь, сейчас же уезжай?
   -- Нет, позвольте мне остаться! Здесь каждая рука нужна будет. Мне и отец велел без креста с птицей [*] не возвращаться... Потом вам нужен будет человек, знающий горские адаты и наречия. Почём знать, может быть, я очень пригожусь ещё.
  
   [*] - Знак отличия военного ордена Мухамеданам; его давали не с изображением Георгия Победоносца посередине, а с орлом.
  
   -- Да сколько же тебе лет?
   -- Шестнадцать! -- и затем, заметив удивление и нерешительность Брызгалова, Амед гордо прибавил, -- я уже убил Гассана-Али. Грудь с грудью с ним встретился!.. Лучше меня никто в Елисуе не владеет шашкой, а птиц я на лету бью из винтовки.
   -- Ну, Бог с тобой! Оставайся, Амед. Я велю сейчас отвести тебе помещение.
   -- Не надо! Я до утра под деревом засну... Я привык, я горец, а днём пойду к своему кунаку.
   -- Кто у тебя здесь?
   -- Офицер, белый такой, черкеску носит и голову бреет.
   -- Ах, Кнаус!.. Ну, ступай!
   Амед вышел, стреножил на крепостной площади коня, кинул ему охапку нарезанной им же по пути травы, снял седло и, положив его под голову, заснул спокойно под единственною чинарою.
   Прошло ещё несколько дней, горные аулы вдруг успокоились. По ночам над гудеканами было темно; бойницы саклей не светились огнями, по откосам ущелий никто не спускался. Воздушные твердыни Дагестана казались мёртвыми над таинственными долинами... Кнаус, бродя по крепостной стене с Амедом, как-то засмотрелся в синие дали и заметил:
   -- Должно быть, стороной прошла гроза. У нас ничего не будет.
   -- Почему ты думаешь это?
   -- Потому, что тихо кругом стало.
   -- Адата нашего не знаешь! Когда молодёжь и мюриды вышли на газават, очаги тушатся в ауле, и огня по вечерам никто не зажигает. Питаются просом и хлебом старым... до возвращения джигитов. Это-то и дурно, что всё так стало тихо... Надо ждать теперь скоро. Тучи на небесах перед грозой всегда молчат... И всё таится под ними.
   Нина встретила как-то Амеда и залюбовалась им.
   Молодой, тонкий и стройный горец был, действительно, красавцем в полном смысле этого слова; большие, пламенные глаза застенчиво и дико смотрели из-под тонких бровей, почти сраставшихся над орлиным носом.
Стр. 1

1 2 3 4 следующая > конец >>



Вверх