Русская литература: Русская литература 
Література: Українська класика 



translit кириллица
Тексты: показывать полностью разбивать на страницы по 5 тыс. знаков

Н. П. Ефремова. Эмилия Пименова (Пименова Э.К.)

Критика

1 2 3 следующая > конец >>


   Ната Павловна Ефремова, к. ист.н.

Эмилия Пименова

   Источник текста: Вопросы истории. 1990. N 11. С.161-164. Рубрика "Люди, события, факты"
   Оригинал здесь: Vive Liberta, 2009 (в формате PDF).
  
   "Маленький островок Ашур-адэ, в юго-восточном углу Каспийского моря, в Астрабадском заливе, почти совершенно утонул в зелени, из-за которой выглядывали беленькие домики с высокими камышовыми крышами. Вдали синеют горы, окаймляющие полукругом персидский берег"1, - так начинаются воспоминания Эмилии Кирилловны Пименовой, детство которой прошло в этом живописном уголке Прикаспия. Ей не раз довелось пережить в ту пору морские бури. Семья жила на шхуне, которой командовал ее отец К. Н. Петроченко. Эмилия не боялась моря, и отец был рад видеть в ней истинную дочь моряка и внучку казака (ее дед был атаманом Астраханского казачьего войска, потомком гетмана Наливайко). С 13 лет она помогала вести домашнее хозяйство. Но тогда в ней, конечно, никто не мог угадать будущего автора работ по социально-политической тематике, составительницу географических и этнографических публикаций и переводчика книг зарубежных авторов.2
   Жизненный путь Пименовой начался в 1855 году. Десятилетием позже и па берегах Каспия тоже установились традиции разночинно-революционной среды. Летом раз в неделю, а зимой раз в три недели к острову причаливали пароходы, доставляя газеты и журналы. Эмилия посещала библиотеку при морском клубе, в кружке молодежи участвовала в обсуждении новостей. "Я помню такие споры по поводу разных событий франко-прусской войны, осады Парижа, Коммуны", - писала она.3 В зрелые годы, когда Пименова оценивала уроки борьбы парижских коммунаров, она сумела подойти к этой теме уже более обстоятельно.4 С юности привыкнув к чтению периодики, Эмилия считала ее основным источником познания жизни общества, в особенности зарубежного. А образный и эмоциональный стиль изложения привлекал к ее трудам самые широкие круги читателей.
   Что касается впечатлений юности, то она даже спустя десятилетия помнила о бесправии матросов, зуботычинах, которые им доставались, то, как куражились над ними старшие по званию. Перед ее глазами всегда стоял пример отца, который никогда не унижал младших по чину, не злоупотреблял служебным положением и с сочувствием относился к представителям малочисленных и угнетенных народов. Он пользовался особенно большим уважением среди туркмен. А в усадьбе ее деда, на границе Киевской и Волынской губерний, было много поляков, остро сталкивавшихся с проблемой "инородцев" и "иноверцев". Эмилия видела каждодневную молчаливую трагедию своей матери-польки. Пройдут годы, и писательница, обратившись к теме национального неравенства в России, напишет: "Поляки, живущие в Петербурге, лишены права обучать своих детей на родном языке, и польские школы были все закрыты".5
   Многие публикации Пименовой касались жизни различных народов. Интерес к ним шел не только от детских впечатлений. На нее оказала влияние встреча с известным путешественником, исследователем Черной Африки Г.Стэнли. Возвращаясь из Египта и направляясь в Индию, он, заметив интерес своей собеседницы к рассказам о народах далеких стран, пригласил ее совершить поездку в США. Впоследствии Пименова не раз писала о жизни народов Америки. Серьезным шагом в популяризации этнографических знаний явилась ее книга о Н. Н. Миклухо-Маклае. Повествуя о содержании его дневников, она показала знаменитого путешественника и как ученого, и как защитника "прав угнетаемых австралийских племен".6
   Работая над составлением и переводами этнографических изданий, Пименова опиралась и на собственные живые наблюдения в ряде путешествий. В ее описаниях непременно присутствовал социальный анализ. Она ни в чем и никогда не оправдывала завоевателей, а в угнетенных народах видела равных, ничем не уступающих развитым народам, по душевным же качествам нередко их превосходящих. Таким было ее отношение к аборигенам Австралии и автохтонам Латинской Америки.7 Та же тенденция присуща ее исследованию быта угнетенных наций в Австро-Венгрии; негров в США и в Южной Африке; ирландцев в Британии; коренных жителей в Маньчжурии.8
   В российской публицистике Пименова стала пропагандисткой новых методов и приемов работы. Пожалуй, первой она обратила внимание на то, что в американской прессе появились очерки, написанные по принципу "журналист меняет профессию": писательница и поэтесса для изучения фабричного быта "сняли свои нарядные платья и превратились в простых работниц".
Стр. 1

1 2 3 следующая > конец >>



Вверх